понедельник, 2 мая 2011 г.

Аргентинская республика страдает от ее протяженности

Аргентинская республика страдает от ее протяженности, - писал в 1845 году мыслитель, общественный деятель, будущий президент страны Доминго Сармьенто. Пустынные земли окружают ее со всех сторон, вклиниваются в глубь ее; одиночество, безмолвие, ни единого человеческого жилья - таковы, как правило, естественные границы между провинциями. Необъятность во всем: бескрайняя равнина, бесконечные леса, безбрежные реки, всегда неясная линия горизонта, по­крытая облачной пеленой или подернутая туманной дымкой, не позволяющими различить, где, кончается земная твердь и начинается небо.

Как распорядиться этим почти пугающим простором? Кем заселить необжитые пространства? Как разумнее использовать богатства недр, покончить с Первобытным варварством и цивилизовать страну? Вот вопросы, на ко­торые искал ответ Сармьенто и другие государственные мужи Аргентины.

История страны во многом складывалась, из попыток решения этих главных вопросов. Что делать с территориями; на каких принципах управляв ими? Всем этим вопросам предшествовал другой: как ими завладеть. Ответ на него был дан тремя столетиями ранее.

История всего «южного конуса» материка была историей завоеваний. Причем первыми его захват начали даже не испанцы, а инки. Как и европейцы, они желали «цивилизовать» территории, населенные варварами. Но потерпели неудачу: индейцы-аборигены смогли оказать им сопротивление.

Появление человека на территории Аргентины относится ко временам неолита, т.е. 8-7-е тысячелетие до н.э. К началу 16 века территорию населяли многочисленные индейские племена, сохранившие общинно-родовые отношения. Наиболее развитыми из них были племена диагитов, которые вели оседлый образ жизни и занимались земледелием. Они знали гончарное дело, занимались ткачеством, строили жилища из обтесанного камня, умели обрабатывать золото и серебро. В северо-восточных районах обитали племена гуарани, чарруа и кранди, которые в основном занимались охотой и рыболовством.

Своим полнозвучным, но ошибочным именем страна обязана итальянцу, служившему испанскому королю - Себастьяну Каботу. В 1527 году он высадился на берегу большого залива. Позже у индейцев ему удалось выменять украшения из серебра. Воодушевленный Кабот дал заливу имя Рио-де-ла-Плата, Серебряная река. Кабот был не первым побывавшим здесь европейцем - за 6 лет до него тут был Магеллан, а 10 годами ранее - испанец Хуан Диас де Солис. Но Магеллан искал не серебро, а проход в Тихий океан, и двинулся дальше на юг, как только понял, что это устье реки, Де Солис высадился - и был убит индейцами.

В начале 16 века территория Аргентины была захвачена испанскими завоевателями, которые дали приобретенным землям общее название Ла-Плата (серебренная река) и включили их в состав вице-королевства Перу, созданного испанцами на завоеванных территориях Южной Америки. Тем самым они оборвали самостоятельное развитие индейцев, которые в большинстве своем были превращены в рабов или поденщиков, не имеющих собственных земель. Оставшиеся независимыми племена были оттеснены в южные, холодные районы и предгорье Анд.
На захваченных завоевателями землях начало складываться помещичье и церковное землевладение. Основной формой эксплуатации индейцев в эти времена были барщина и оброк, часть же коренных жителей отбывали трудовую повинность на рудниках, на строительстве дорог и других сооружений. Изнуряемые непосильным трудом, индейцы быстро гибли, и колонизаторы с 17 века начали ввозить на эти земли из Африки негров-рабов. Жестокость колониального ига испанских помещиков и церковных иерархов вызывал отпор со стороны коренного населения, но все волнения и восстания жестоко подавлялись.

Вместе с тем колонизаторы предпринимали усилия для экономического развития региона. Ввозили и разводили крупный рогатый скот, лошадей и овец, занялись возделыванием земель. В северо западных районах начали сеять пшеницу, овес, ячмень, посадили сахарный тростник. Из страны в больших количествах вывозилось серебро. Однако, испанские власти, опасавшиеся конкуренции колоний, чинили всевозможные препятствия развитию мануфактур, ремесленничеству и другим отраслям производства. Только к концу 18 века Буэнос-Айрес начал превращаться в крупный торговый центр и развивать связи с другими колониями и европейскими государствами.

В 1776 году было создано отдельно от вице-королевства Перу вице-королевство Ла-Плата, включавшее территорию современной Аргентины, Боливии, Парагавая и Уругвая. Однако, запрет на торговлю с иностранными портами по-прежнему оставался в силе. Испанский колониальный гнет, сковывавший в течение почти трех веков экономическую и политическую жизнь страны, вызывал сопротивление не только крестьян, но и состоятельной части населения - помещиков и купцов, которые были заинтересованы в ликвидации испанского владычества.

Через два столетия из состава огромного испанского вице-королевства Перу было выделено вице-королевство Рио-де-ла-Плата, располо­женное на территории нынешних Парагвая, Аргентины, Уругвая и части Боливии. Столицей нового госу­дарства стал Буэнос-Айрес, прежде не имевший права торговать с метрополией: вся торговля с Испанией осуществлялась через Лиму.

Отдаленность Буэнос-Айреса от главных маршрутов колонизации Южной Аме­рики, которая была прежде его проклятием, обернулась выгодой. Ведь город окружала «ничейная земля» Пампы, не нужная конкистадорам, но оказавшаяся в промышленные времена не менее ценной, чем золото. Стратегически важным было и местоположение порта, стоящего на устье сразу двух рек: Параны и Уругвая.

В 1806 году Великобритания решила отхватить у Испании этот лакомый кусок далекой земли - в то время она воевала с Наполеоном, в союзниках которого числилась и Испания. Английская военная экспедиция в 1806 году захватила не подготов­ленный для масштабной обороны Буэнос-Айрес. Од­нако жители города, где уже тогда обитали Представите­ли самых равных наций, оказали не менее яростное сопротивление пришельцам, чем индейцы - их предкам. Выдерживать натиск опол­ченцев английский военный отряд смог недолго. В 1807 году Англия повторяет по­пытку - вновь неудачно. Войне с Британией Аргентина обязана внезапным и бур­ным рождением чувства национальной самобытности: ничто так не сплачивает, как внешняя угроза.

На волне патриотического подъема несколько лет спустя жители Буэнос-Айреса восстали и против испанского владычества.

В мае 1810 года в Буэнос-Айресе вспыхнуло антииспанское восстание, в результате которого вице-король был отстранен власти и была создана Временная правительственная хунта . Эти события получили название Майской революции 1810 года и явились составной частью Войны за независимость испанских колоний в Америке и привели к уничтожению колониального режима, обеспечив политическую независимость страны. В 20-е годы в процессе становления национальной государственности возникли две политические группировки: федералы, выступавшие за самую широкую автономию провинций, в которую вошли в основном крупные помещики-землевладельцы и унитарии, выражавшие интересы нарождающейся буржуазии. В 1829 году к власти пришел крупнейший помещик Росас, который сумел подчинить себе практически всю территорию страны. Он восстановил многие колониальные порядки и поощрял варварское истребление индейцев, вернул церкви большую часть привилегий. Это вызвало недовольство большинства населения страны. Против диктатуры Росаса развернулось широкое народное сопротивление, закончившееся падением его режима в 1852 году.

В 1853 году была принята конституция и страна была объявлена федеративной республикой с официальным названием "Аргентинская нация". На верность конституции присягнули все провинции, за исключением Буэнос-Айроса. И только в 1862 году страна стала формально единым государством, а президентом был избран Б.Митре. Эти преобразования ускорили экономическое развитие страны, ее население стало активно расти за счет иммиграции. Одновременно начались важные реформы, которые определили направления развития экономики, культуры, просвещения. Были существенно ограничены права церкви. С конца 19 века страна уже стала крупным экспортером зерна и продуктов животноводства. В больших городах были основаны механические и литейные заводы, стали строиться электростанции, появились зачатки современной транспортной инфраструктуры.

Процесс промышленного развития сопровождался засильем иностранного капитала. К началу Первой мировой войны иностранные монополии установили контроль над ключевыми отраслями экономики. Под контроль было взято около 50 процентов аргентинской внешней торговли. В помещичьих хозяйствах широко применялся наемный труд и активно шел процесс обуржуазивания крупных земляных магнатов. К этому моменту в основном сложилась аргентинская нация, состоящая из национальной буржуазии, рабочих, прослойки крупных землевладельцев и купцов-экспортеров.

В 1917 году под влиянием Октябрьской революции в России в стране развернулось крестьянское движение за землю и борьба пролетариата за улучшение материального и правового положения. Пиком этих событий пришелся на январь 1919 года на т.н. "Трагическую неделю", когда в столице пролетариат на баррикадах вступил в вооруженную борьбу с властями. Под давлением масс правительство было вынуждено осуществить ряд демократических реформ, в частности, ввести 8-ми часовой рабочий день и 48-часовую рабочую неделю. Однако основные рычаги экономики страны по-прежнему остались в руках английского и американского капитала. В условиях мирового экономического кризиса 1929-33 годов в стране установился режим диктаторской власти. В 1930 году в результате военного переворота к руководству страной пришел крупный землевладелец-генерал Урибуру. Но уже через два года в результате президентских выборов его сменил другой генерал Хусто, который представлял интересы олигархов и иностранного капитала.
В стране усилились профашистские настроения, однако, в течение всей Второй мировой войны страна занимала нейтральные позиции, что позволяло ей выгодно торговать, как со странами оси, так и с антифашистской коалицией. Только в январе 1944 года Аргентина разорвала отношения с Германией и объявила ей войну.

В феврале 1946 года президентом Аргентины был избран Х.Д.Перон, который провел ряд демократических реформ под лозунгом т.н. "классовой гармонии". Была принята конституция, декларирующая право на труд, разрешающая деятельность партий и профсоюзов под контролем правительства. В июне 1946 года правительство Перона установило дипломатические отношения с СССР .

В 1949 году начался период экономической депрессии , который сопровождался безработицей и ухудшение материального положения трудящихся. Начало 50-х годов прошлого столетия ознаменовалась широким забастовочным движением, которое правительство Перона пыталось подавить широкомасштабными репрессиями. Однако, в 1955 году власть Перона пала в результате очередного военного мятежа.

Вплоть до начала 70-х годов в стране продолжалась беспрерывная борьба за политическую власть. К руководству страны поочередно приходили группы различной политической направленности. В сентябре 1973 года неожиданно для многих президентские выборы выиграл вернувшийся из эмиграции Перон, который выдвинул т.н. "План национальной реконструкции и экономического развития ". Но после его скорой смерти в 1974 году пост главы государства заняла его супруга и вице-президент М.Э.Мартинес де Перон. Это событие стало причиной очередного периода политической и экономической дестабилизации, в результате чего политическая власть снова стала переходить из рук в руки.

В 1976 году к власти пришла военная хунта и только спустя семь лет в 1983 в стране было восстановлено демократическое правление. С этого момента свободные выборы состоялись четыре раза. В 2001 году в результате глубокого, затяжного финансового и правительственного кризиса буквально за считанные дни сменилось четыре главы государства.
Лишь к 1 января 2002 года в результате прихода к власти президента Эдуардо Дуальде удалось сформировать правительство национального единства, которое добилось некоторой экономической и политической стабильности.

Иммиграция. Сухие фарты порой поражают больше, чем древние легенды. По данным статистики, в середине XIX века в Аргентине проживало лишь 800 тысяч человек. Из них почти две трети были метисами, 100 тысяч - индейцами. Белых насчитывалось лишь немногим больше, чем переселенцев из Африки, — всего 22 тысячи. Через несколько десятилетий население Аргентины взрывообразно уве­личилось: к началу Первой мировой войны здесь живет уже около 8 миллионов человек, из них половина европейцев, 3 миллиона - метисов. Еще через 18 лет, в 1932 году, население Аргентины достигает 12 миллионов, из них 11 миллионов - выходцы из Европы и их потомки. Словно из ничего возникала огромная страна - собираясь из песчинок, вылетавших из сотрясаемого войнами и кризисами Старого Света.

Основы «второй колонизации» Аргентины были заложены в середине XIX века, с принятием новой конституции (1853 год), Редчайший случай, особенно в Латинской Америке,— этот основной закон страны действовал 100 лет и был восстанов­лен в конце XX века, после падения военных режимов. Написанная под влиянием идей прогрессивных мыслителей, она представляет собой, по существу, не просто правовой, документ, а Целый план развития аргентинской нации. Впервые в истории конституционализма в ней было законодательно закре­плено положение о привлечении иностранцев для быстрого развития страны. Статья 25 обязывала федерацию «Содействовать европейской иммиграции» и запрещала любые ограничения для иностранцев, «которые приезжают с целью обрабатывать землю, содействовать развитию промышленности и распространять науки». Согласно конституции, иностранцы пользовались всеми гражданскими правами, имели право зани­маться, любым промыслом, владеть недвижимостью и «плавать на судах по рекам».

Сейчас Аргентина - почти европейская страна, население которой разительно отличается от остальной Южной Америки. Чернокожего здесь почти не встретишь. Местных индейцев осталось лишь несколько тысяч, а те, кого можно увидеть на улицах, приехали на заработки из соседних Парагвая и Боливии.

Большинство аргентинцев составляют потомки испанцев и итальянцев. Благодаря выходцам с Апеннин в аргентинском варианте испанского языка слышен итальянские «акцент»; в Пампе немало городов с итальян­скими» названиями. В Буэнос-Айресе можно встретить монументы, построенные общинами как напоминание о покинутой родине: мини Биг-Бен, памятник Дон Кихоту, Та pacy Шевченко и даже Красной шапочке. Переезжавшие в Аргентину представители одной национальности, как правило, селились компактно. Правительство не препятствовало созданию общин, а, напротив, способствовало этому. Лишь уроженцы Пиринеев и Апеннин расселялись по стране «как придется» - их сограждане были повсюду.

На слуху иммиграция в Аргентину немцев - однако в основном они приезжали сюда после Первой мировой войны, а не после разгрома фашистов. Кроме того, немцы были далеко не самым многочисленным из отрядов иммигрантов: Русская эмиграция в Аргентину нахлынула несколькими волнами, совпадавшими с войнами и революцией. Последнее массовое переселение наших соотечественников произошло более по­лувека тому назад, после Великой Отечественной войны, Немало россиян уехали за океан после перестройки.

Сейчас в одной только сто­лице живет около ста тысяч русскоязычных иммигран­тов и их потомков. В районе «нахаловки» в Шварцвальде, пригороде Буэнос-Айреса на базе двух казачьих колоний вырос русский жилой массив, а по реке Рио-Негро, в городке Чоэль-Чоэле, еще сохранилась колония старо­обрядцев. А в 1904 году в Бу­энос-Айресе был построен православный собор.

Нельзя забывать и об оттоке разочаровавшихся имми­грантов обратно в Европу, Особенно активными путешественниками через океан оказались итальянцы, за что другие народности Аргенти­ны дали им прозвище «толондринас», ласточки.



Выводы. Все население современной Аргентины можно разделить на две условные группы, со своими психологическими особенностями:

• коренное население – флегматичное, уравновешенное, спокойное, неторопливое, отличается размеренным поведением.

• креолы (потомки переселенцев) – отличаются словоохотливостью, переходящей в болтливость, холерики, подвижные, настырные, целеустремленные. Это обусловлено необходимостью выживания в сложных условиях заселения новых земель и борьбой с местным населением.

В связи с большим количеством эмигрантов различных волн в стране присутствует большая лингвистическая дробность. Переселенцы преимущественно живут сплоченными колониями, так как именно таким образом легче выживать в новых условиях. Из этого же следует развитое чувство солидарности и взаимопомощи с другими членами общества. Аргентинцы – это маскулинная культура т.к. основная заслуга в освоении территорий принадлежит конечно мужчинам.

Аргентина гордится своей принадлежностью к Европе. В первую очередь это связано с ранним развитием промышленности, относительно других стран Южной Америки.









Обсудить на форуме

0 комментариев:

Отправить комментарий

Написать комментарий

Twitter Delicious Facebook Digg Stumbleupon Favorites More